Тренинг-бутик
» » Организация в контексте моделей системного мышления


Организация в контексте моделей системного мышления

01.01.2014

Система и целостность — это одно и то же? Одним из самых ярких и сущностных принципов управления организационными системами является принцип создания целостности. Однако понятия системы и целостности остаются неотрефлексированными по отношению друг к другу. Утверждается, что целостность — это признак системности. Но целостность в системном подходе понимается по-разному: в одних работах утверждается, что целое состоит из частей и равно их сумме, в других — целое является устойчивым взаимодействием элементов.

В данной статье осуществляется попытка исторической реконструкции понимания целостности организационных систем через социокультурный анализ менеджерских практик. «Методологическими очками» для нас станет системный подход: именно благодаря трансформации взглядов одного из самых «статусных» направлений в исследованиях социальных объектов мы попытаемся предложить свою версию генезиса понятия «целостность».

Ключевые слова: целостность, система, системный подход, «открытые» и «закрытые» организации.

Системный подход к изучению, пониманию и проектированию организаций является одним из самых «активных» на современном рынке интеллектуальных практик. Однако его трансформация во многом связана с эволюцией понимания системности. В своей истории системный подход проходил ряд этапов1. Вначале системщики задавались вопросами взаимозависимости частей и целого, поэтому ключевой методологией было исследование операций. На втором этапе исследователей заинтересовали базовые вопросы: ради чего человеческое мышление и действие ценит системность? Что дает создание систем управления? Базовым ответом на эти вопросы стало предположение о том, что человек, создавая системы, придавал упорядочивание целому ряду элементов затем, чтобы структурировать, прежде всего, собственное понимание в управлении сложными объектами. Из хаосной действительности «вырезается» фрагмент реальности, внутри которого человек осознавал границы своего управления и, следовательно, мог ответственно к ним относиться. Именно в этот период возникает закон информированности: «в организации не может быть порядка больше, чем структурированной информации о процессах». Поэтому второй этап в развитии системного подхода сфокусировался на снижении энтропийных процессов, связанных с взаимодействием с внешней средой (кибернетика, теория сложных систем). Третий этап системного подхода был связан с моделированием взаимодействия самоорганизующихся систем и ситуации выбора (разработки квантовой теории, теория самоорганизующихся систем, теория сложности). Возникает парадигма целеустремленных систем [Ackoff, Emery, 1972], ключевая идея которой состоит в том, что участники мультиразумной системы могут проектировать будущее только в соответствии с общими пожеланиями. Поэтому базовой методологией становится моделирование. Позже [Gharajedaghi, Ackoff, 1984] именно концепция моделирования признала, что в основе человеческого развития лежит способность человека делать выбор и сам акт выбора — это способность к целостному (холистическому) мышлению и действию в разнопорядковых и разнородных средах. Своего рода «точка сборки».

Восстановив логику системного подхода, рассмотрим теперь последовательно три представления об организациях как системах. Они зафиксированы в теории систем и истории оргразвития, изучаемым теорией организации, и представлены в интерпретациях многих авторов. Наша задача — осуществить реконструкцию того, как в каждом из этих представлений воссоздается понимание о целостности и инструментах ее удержания. Заметим на полях, что понятия «целостности» и «цели» имеют общую этимологию. Поэтому индикатор «цели» для нас будет существенным при аналитической реконструкции.

Первое историческое представление об организации как системе: организация как машина (механистическая модель). Концепт построен на представлении об организации как неразумной системе, осознанное управление которой сосредоточено в рамках полномочий владельца, или «творца». У самой организации нет и не может быть собственной цели. Ее функцию и назначение определяет хозяин. Организация — воплощение воли творца (рис. 1).

Организация как машина, выполняющая волю творца

Рис.1. Организация как машина, выполняющая волю творца

Целостность в данных оргсистемах — представление о том, что возможна максимальная управляемость и предсказуемость/предзаданность системы. Зона предсказуемости — и есть территория организации, которую она тщательно оберегает от воздействия внешней среды.

Второе историческое представление об организации как системе: организация как биологическая модель. Ключевым новообразованием здесь является представление об обмене с внешней средой веществом, энергией, информацией (рис. 2). В качестве аналоговой модели используется живая клетка (Л.Ф. Берталанфи).

Организация как биологическая система, цели которой — в разных модусах взаимодействия с внешней средой

Рис. 2. Организация как биологическая система, цели которой — в разных модусах взаимодействия с внешней средой

Именно в данной парадигме впервые возникает представление об «открытости» и «закрытости» системы. Используя размышления и идеи, высказанные М. Ноттурно, К. Поппером, Дж. Соросом, Л. Холманом, П. Эстером, Э. Юдиным и др., выскажем предположение о трех ключевых критериях, по которым можно идентифицировать доминантно «открытый» или «закрытый» тип организации2:

  • гетерогенность/гомогенность: в «открытых» оргсистемах возникают дифференцированные задачи в рамках должностной позиции и сами позиции могут перемещаться в кроссфункциональных коммуникациях (например, рядовой сотрудник может возглавлять рабочую или проектную группы, а его начальник — быть ее рядовым членом), в «закрытых» оргсистемах процессы управления всегда «принадлежат» статусам, функции управления и должности — совпадают (гомогенность);
  • отношение к ресурсам out/in: «открытые» оргсистемы опираются на представление о собственной ресурсной ограниченности как норме (мы оставляем только ресурсы, необходимые для профильного бизнеса, — все остальное мы найдем во внешней среде!). Именно этот смысл подчеркивал Т. Парсонс вслед за Л. Берталанфи, считая главным качеством открытых систем разные модусы отношений с внешней средой (адаптация, целеполагание, интеграция и др.). Мышление и действие в логике «закрытых» оргсистем исходит из того, что необходимо сосредотачивать в собственной системе разные виды ресурсов (даже если это непрофильные активы), чтобы свести зависимость от внешней среды к минимуму и максимально самим обеспечивать себя инфраструктурно (in);
  • базовая ценность развитие/воспроизводство: в «открытых» социокультурных системах доминирующей является ценность развития. В них поддерживаются изменения, создание нового и оформляется рисковый тип поведения. Динамичная трансформация форм социальной жизни приводит к постоянному переоформлению норм. Эффект социальной аритмии приводит к тому, что в открытых динамичных системах, по мнению М. Кастельса, «новым правилом становится то, что остается все меньше правил во все более индивидуализированной системе принятия решений». Это приводит к созданию «техники безопасности» — необходимо формировать компетенцию управления изменениями и понимать, как сопровождать стрессы и переводить сопротивление сотрудников во включенность и участие. В «закрытых» оргсистемах ключевым идеологическим термином является стабильность: все должно воспроизводиться должным образом. Поэтому базовыми компетенциями менеджмента являются навыки функционального управления.

Однако и «закрытые», и доминантно «открытые» оргсистемы, действующие как единый биологический организм, являются целевой системой с одним разумом. Выбор делается всей системой, но не ее частями. Ключевая цель — выживание в ответ на вызовы среды. Среда представляется источником рисков. Критериями эффективности компании являются показатели роста (доля рынка, прибыль и пр.) Представление о целостности организации в данной парадигме основано на представлении о взаимозависимости и теории самоорганизации сложных систем. Приведем иллюстрирующий пример данной логики через высказывание В. Машкина, президента НВК «Позиция»: «Основное предназначение системы управления — обеспечение устойчивости и целостности деятельности. Об устойчивости можно говорить тогда, когда заданное направление выдерживается, несмотря на постоянно изменяющиеся обстоятельства. О целостности — когда все органы большого сложного организма действуют как одно целое, только в этом случае и возможно двигаться, не отклоняясь от заданного курса».

Организация как социокультурная система, задача которой — сорганизоваться с целями других систем

Рис. 3. Организация как социокультурная система, задача которой — сорганизоваться с целями других систем

Третье представление об организации как системе: организация как социокультурная система, где множество норм, участников и целей. Осмысление этого сложного феномена связывается с переходом от индустриального к постиндустриальному обществу и является дискуссионной площадкой в разнопредметных интеллектуальных практиках (Д. Гараедаги, М. Кастельс и др.).

Системы, попадая в среду обитания, где прозрачность информационных потоков становится неизбежностью, а скорость устаревания и роста информации стремится к бесконечности, начинают принимать «онтологию открытости». Кардинальная и постоянная трансформация образа жизни (связанная с быстротой и всеохватывающим характером изменений) порождает необходимость постоянного выстраивания отношений и конструктивной социализации (Д. Белл, М. Кастельс, Н. Луман, Ю. Хабермас и др.). Усиление социокультурной динамики связывают с феноменальной природой знания и информации — их виртуальностью и способностью к взаимопереходам: от неявного к проявленному, от реального к потенциальному и т. д. Предварительное представление о новом формате жизненного опыта в открытых системах связано с неопределенностью или неопределимостью ключевых социогенных параметров, с преобладанием спонтанности и необходимостью действовать в открытых, рисковых ситуациях, преодолевая «разорванность миров»3. Таким образом, в открытых социокультурных системах требуется реальный массив частных субъектных форм преобразования действительности и особых действий по ее локальному оформлению. Реальная практика разворачивания сетевых проектов и оргдизайнов компаний, реорганизаций вертикально интегрированных компаний (последний, наиболее яркий для России, пример РЖД) в партнерство бизнес-единиц — все это демонстрация запроса на новый тип организационного взаимодействия: авторского, ответственного, рискового, самостоятельного и готового к постоянному сотрудничеству.

В исследованиях фиксируется несколько особенностей оргповедения и управления современными организациями:

  • в связи с тем что распадаются всеобщие интеграционные формы деятельности и мышления, возникает «конкуренция образов будущего» (П.Г. Щедровицкий), а следовательно, увеличивается потребность в производстве перспективных и мотивирующих «идеальных форм» — перспектив действия;
  • процессы формирования норм становятся постоянной институциональной практикой «договаривания» — переговоров субъектов с разными целями (нельзя формировать договор на всю жизнь!). Это, в свою очередь, формирует запрос на навык взаимодействия в логике взаимных выгод и партнерского мышления;
  • активно развивается представление о локальном, прецедентом, разовом, проектном взаимодействии, поэтому важен навык ситуационного видения (создание конфигуративной карты ресурсов проекта «здесь и теперь»);
  • возникают новые имена организаций: многомерная организация, виртуальная организация, сетевая организация, фрактал, то есть то, что имеет множество степеней свободы.

В подобных организациях может быть много целей: это добровольный союз целеустремленных субъектов. Совместить интересы целеустремленных элементов друг с другом — вот ключевая задача системы. Риск — конфликты интересов. Поэтому базовое управленческое умение — выстраивание институтов как практик взаимовыгодного взаимодействия и обмена в логике партнерского мышления. И этот процесс интеграции постоянен. Таким образом, объект работы — технологии построения целостности на основе ценностей. Представим итог аналитической реконструкции в формате сравнительной таблицы 1.

Таблица 1. Сравнительные характеристики оргсистем

Критерии для сравнения

Механистическая модель

Биологическая модель

Социокультурная модель

Зачем нужны нормы?

Эманация порядка

Поддержание порядка

Создание порядка

Базовая ценность и

функция сотрудников

Исполнители

Эксперты (уровень специализации и профессионализма)

Инициаторы/ проектировщики

Доминирующая функция

управления

Функция контроля

Функции планирования и организации

Функция прогнозирования и мотивирования

Базовый процесс

Деятельности

Воспроизводство

Развитие

Самоорганизация

Что задает целостность?

Хозяин компании

Согласованная цель

Постоянно согласовываемые правила взаимодействия

 

Обратим внимание, как используется понятие «целостность» в современном управленческом языке. Какие реальные управленческие практики стоят за теми названиями, где используется слово? Мы провели небольшое исследование и нашли несколько контентов, где работает «имя» целостности:

  • Управление целостностью — Integrity Asset Management: отраслевой международный норматив, используемый в нефтяной и газовой отрасли (пример: ТНК-ВР «Программа целостности трубопроводов (с учетом отчуждений)».
  • «Управление целостностью и предупреждение коррупции»: устоявшееся название в сфере юридической безопасности компаний, курирующих процессы слияний и поглощений.
  • Целостность как сущностное свойство компании, используемое как «концептуальная метафора». Приведем пример типичного высказывания: «… экономическую систему можно определить как целостную совокупность субъектов и ресурсов, взаимосвязанных и взаимодействующих между собой в сфере производства, распределения, обмена и потребления… Таким образом, промышленное предприятие полностью соответствует понятию экономической системы, имеющей развитые связи с внешней средой, и для него необходимо определить экономический смысл целостности как сущностного и функционального свойства».
  • Целостность как результат управления на основе ценностей: это наиболее активно развиваемое понимание в последнее десятилетие. Концептуальное предположение состоит в том, что именно система ценностей (не финансовый аспект цены и стоимости компании!) позволяет обеспечить внутреннюю синхронизацию процессов и согласовать слой идеологии (миссии, видение, принципы) с уровнем действий (регламенты, правила, нормы, ритуалы) и с уровнем артефактов (знаково-символические проявления в эргономике среды, организации рабочих мест, системе коммуникаций и пр.). Безусловно, институты доверия устойчивее и развернутее в компаниях, где ценности и действия компании и сотрудников были согласованы изначально. Это формирует и транслирует эффект целостности. Нам представляется, что данный подход можно осмысливать и в рамках институционального подхода к анализу организации.

Каков прогностический формат осмысления проблемы целостности в теории организаций?

Понимая, что целостность организационных систем является производной от осознанного целеполагания на уровне управленческих позиций и практик и напрямую связана с «осмысленным» бизнесом, можно предположить разные исследовательские проекции:

  • Есть ли корреляция представления «целостности организации» с этапом жизненного цикла компании?
  • Как (в каких модальностях и смыслах) проявляется представление о «целостности организации» в поколенческом срезе кадрового управленческого ресурса?4
  • Можно ли говорить о «типичном» или «типовом» представлении о «целостности организации» в различных отраслевых сегментах бизнеса
  • Есть ли корреляция между разными представлениями о «целостности организации» и размере, формы собственности организации? 

Все эти вопросы не праздны — они позволяют видеть возникающие социокультурные тренды в развитии организаций как живых, «рукотворных» систем, за которыми стоят реальные субъекты-создатели, которым важно диагностировать базовые процессы в организации и видеть степень их согласованности и соорганизации.

Таким образом, системный подход позволил нам увидеть целостность не как «натуральное» свойство системы (в том числе организации), а как разное и развивающееся понимание самого принципа системности.

Методологическая реконструкция системного подхода представлена в работах Д. Гараедаги, И. Акоффа (1970–2012 г.)

Речь идет именно о доминанте логики управленческих действий, которые задают тот или иной тип организационной системы. По определению любая организация вынуждена взаимодействовать с внешней средой, так как именно в обмене разными ресурсными потоками и состоит смысл рыночного действия

Метафора Л.С. Выготского

В качестве методологии исследования возможно взять «Теорию поколений» Нейла Хоува и Вильяма Штрауса)

Литература:

  1. Ackoff R.L. Creating the Corporate Future. New York: John Wiley Sjns, 1999.
  2. Ackoff R.L., Emery F.E. On Purposeful Systems / R.L. Ackoff, F.E. Fred. Chicago: Aldine-Atherton,1972.
  3. Gharajedaghi J., Ackoff R.L. Mechanisms, Organisms and Social Systems // Strategic Management Journal. 1984. Vol. 5. P. 289–300
  4. Гараедаги Д. Системное мышление: как управлять хаосом и сложными процессами. Платформа для моделирования и архитектуры бизнеса. Минск: Гревцов Букс, 2010. 480 с.
  5. Глой К. Проблема последнего обоснования динамических систем // Вопросы философии. 1994. № 3. С. 94–106.
  6. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / пер. с англ. О. Шкаратана. М.: ГУ ВШЭ, 2000. 608 с.

Авторы: 
Баронене С. Г., партнер компании «Тренинг-Бутик», доцент кафедры менеджмента НИУ ВШЭ — Санкт-Петербург
Шиянова И. А., кандидат филологических наук, партнер компании «Тренинг-Бутик»


Статья опубликована в сборнике «Современные исследования в менеджменте: проблемы и перспективы»
(Выпуск I, Санкт-Петербург 2013)
Скачать сборник modern-research-in-management-26-05-2013.pdf