Тренинг-бутик
» » Бутик крымский августовский, эндемик


Бутик крымский августовский, эндемик

20.08.2012

Ареал обитания — крымское лесостепное предгорье (бахчисарайский внутрикуэстовый район); сезонно мигрирует на побережье (ялтинский район от пляжа Дельфин до Никиты).Отличается страстью к приключениям на все конечности и внутренние органы. Нуждается в культурно-просвещеннческой ласке и физическо-нагрузочной заботе.Потребляет все, что кажется съедобным хотя бы один раз, хоть иногда и раскаивается в съеденном. Кофе, пожалуй, главная часть рациона.

Симферопольское введение

В поисках развлечений на самый взыскательный вкус мы отправились в 4-ую корпоративную экспедицию. Сей жанр совместного досуга родился и закалился в 2006 году в метелях Эльбруса, обжигался в Саянах и шлифовался в Карпатах. В поисках идеальной огранки мы забрели на Крымский полуостров, родину хмурых тавров, первое отделившее от Золотой орды ханство, османского вассала, неоченьверноподданного Российской империи и курорт всея Руси и близлежайших республик.

Бутик. Инструкция по использованию

Для того, чтобы ускорить процесс (например закупку общественного снаряжения или провизии) необходимо выдать персональные задания каждой паре игроков, личную тележку (ну или другое фиксирующее результат пространство) и 20 минут времени.

закупки

Ханский сленг

К 17 веку столица Крымского ханства, да и все татарского происхождения жители окончательно покинули Кырк-Ор и перебрались в свежеотстроенный Бахчисарай. Мы добрались туда ближе к позднему обеду. И сразу после ознакомления с местной кухней (традиционный «мохито», он же щербет, составит конкуренцию всему ассортименту прохладительных напитков), отправились знакомиться с местным колоритом — ханским дворцом. Отсюда, кроме незабываемых впечатлений, Бутик унес несколько выражений для корпоративного словаря: Машала-машал, то есть молодец, то есть клиент-менеджер выполнивший план.Талах-талах-талах, то есть отпускаю, то есть «можешь ехать в отпуск».

В 200 метрах над реальностью

Покончив с цивилизацией, мы отправились в древнюю столицу Ханства, город Кырк-Ор, известный ныне как Чуфут Кале, то есть еврейская крепость. Отсюда в 14 веке, появившиеся в Крыму татары, выгнали христианскую общину, которая нашла новый дом на скалах прилежащей балки — так появился Успенский пещерный монастырь. Чудо пещерного зодчества функционирует до сих пор, поражая размахом монастырского быта, шестикрылым серафимом перед входом в главную церковь и запахом свежего хлеба.

Еврейская деревня Чуфут получила свое имя с легкого языка крымских татаров, не различавших караимов, обитавших в Кырк-Оре, и классических иудеев. Для несведущих стоит пояснить, что караизм столь раннее ответвление иудаизма, что приобрело полное право зваться самостоятельной религией. Ключевое отличие: никакого Талмуда, никаких раввинов. Кроме кенас (молельных домов) и других свидетельств караимского обитания, в городе остались наземные памятники татарского периода: большая мечеть и мавзолей Джанике-ханым (дочери великого хана Тохтамыша).

Особое впечатление обеспечено всем посетителям панорамы северного склона: вид с 50-метрового обрыва позволяет разглядеть Бахчисарай, Чатыр-Даг (с расположенной там высшей точкой Крыма — Эклизи-Бурун), прилегающую балку и геологическое строение всего внутрикуэстового района. Но по-настоящему проникнуться прелестью пещерного градостроительства можно только, отведав пещерной акустики: когда в одном из нижних залов начинает играть музыка, Земля начинает вращаться на цыпочках, чтобы не отвлекать слушателей.

Бутиковский фольклор

Для точности исторического летописания стоит заметить, что именно во время подъема на Чуфут обнаружены первые упоминания Мужика с палкой. Сей мифический персонаж приобретал волшебные свойства по мере развития экспедиционной мифология, но главным всегда оставалась его способность сливаться с природой в органичном образе истинного путешественника.

16 километров под солнцем

На берегах небольшого искусственного озера (на дне которого можно обнаружить древнюю христианскую базилику) у подножия Мангупа стоит небольшая чайхана «У Айше». Айше собственной персоной встречает гостей. Отсюда наш 16-километровый путь лежал в сторону Эски-Кермена, процветающего торгового города, разрушенного Ногаем и, до турецкого ограничения на расселение христиан, служившего прибежищем христианской общине.

Эски-Кермен знаменателен не только наибольшей концентраций пещерных построек, зерновыми ямами, осадным колодцем и храмом «Судилище», но и, персонально для Бутика, 130 ступеньками, которые нельзя сосчитать. У северной калитки города появилась новая мера занятости — алина. Алина изменяется от 0 до 1, где 1 можно выразить фразой «Я п… как занята», разносящейся над пропастью, которую по узкой доске переходит автор, когда его спрашивают «Тебе сейчас удобно говорить?»

Никогда не думала, что буду такое писать, но по дороге на Эски всем жаждущим перекусить открывает свои двери Корчма у подножия северного дозорного комплекса. Место это любопытно не сколько кухней и гостеприимным нравом, сколько одним из немногих чистых туалетов в округе. И упоминаю я об этом в свете свитого в мужском клозете гнезда. Сея достопримечательность настолько сразила бутиковцев, что в корпоративном языке плотно закрепился эвфемизм «посмотреть на гнездо».

Посещение Эски-Кермена важно завершить осмотром, недавно вновь освященного, Храма Трех всадников на южном склоне.

Бутик крымский

Над балкой Поставленного камня

Северный дозорный комплекс. Высота над землей 70 м. Клиент-директор, глядя на открывающийся пейзаж из одного из окон комплекса, боковым зрением видит как клиент-менеджер с улыбкой в пол лица, легкой походкой выходит в соседнее окно.
«Куда?!» клиент-директора разносится над долиной.
Никто не сказал клиент-директору, что там, куда отправился клиент-менеджер не окно, а балкон. На звучный смех окружающих в проеме появляется клиент-менеджер. Живой и здоровый.
«Блииин…» клиент-директора догоняет последние отзвуки «куда».

Историки будущего должны знать, что эта история не только не миф, но и произошла именно во время пребывания Бутика в пещерном городе Эски-Кермен

Бутиковские завтраки

Людям, по какой-либо причине, желающим близко познакомиться с нравами бутиковской команды, ее манерами и байками, жаркими культорологическими диспутами, тонкими рабочими замечаниями и обсуждением свободных дат Марка, стоит посетить бутиковский завтрак. Контрольное время 9:15. Шеф-повар — Вадим Волков

В городе наступает утро. Просыпаются мирные жители

Дальнейшее развитие событий ставит перед летописцем задачу проявить искусство ходьбы по особенно острому лезвию, с одной стороны которого — туалетный юмор, а с другой — умышленное игнорирование фактов. Речь идет о действии составных ядов на организм среднестатистического бутиковца.

К контрольному времени завтрака в инфекционной больнице Бахчисарая находилось уже 2 бутиковца. Пищевое отравление в августе в Крыму не только не сюрприз, но и по сводкам из приемной инфекционки — дело повышенной нормальности. Для Бутика крымского разлива — это стало поводом для знакомства с медсестричкой Мариночкой (габаритами соответствующей небольшому платяному шкафу советского образца), с больничным бизнесом периферии Украины и с удрученным взглядом Айше, которой мы обеспечили приезд СЭС, хотя из местного потребляли только кофе (который кстати заслуживает особых похвал).

К обеду, компанию авангардному отряду составили еще трое. Так появился нижний лагерь. Верхний лагерь Бутиковцев, представленный людьми с орденом Железного пищевода и одним шифрующимся, отправился осматривать достопримечательности Мангупа.

Из уст служителей медицины:

- Что ели? Арбузы?! Зачем арбузы ели? Есть же дыни! — доктор, приехавший первым.

Попросив отдельный бокс для себя и Алины, Дима сразу в приемной получил статус пьяного извращенца, жаждущего воспользоваться бессознательным состоянием девушки. Бокс не получил.

«Как печально (" смс уже освоившегося в больнице Димы в ответ на сообщение, что едут еще трое.

„Может мне не надо?“ — спрашивает печальный клиент-менеджер, глядя на огромный шприц в руках Мариночки. „Ну я же уже налила!“ — парирует медсестричка.

Чтобы выйти замуж

Плато Мангуп, всячески приятно для жизни. Естественные укрепления с южного склона, обильная растительность с северного, наличествуют также как минимум два источника воды. Источники Женский и Мужской. Второй особенно популярен среди женщин, благодаря поверью, что испившая в скором времени выйдет замуж или найдет верного друга сердца. И если быть точным, отправились осматривать столицу, наделавшего шороху княжества Феодоро, мы только вчетвером, компактным женским отрядом. Остальные, найдя доступ к интернету, и в смешанных чувствах „не стоит ли присоединиться к нижнему лагерю“ остались пить кофе на дастарханах).

Здесь в дороге родилось, как всегда само собой, легко и не навязчиво, понимание:
Если хочешь выспаться, ложись под капельницу
или
Если хочешь выспаться, положи 6-х под капельницу.

Бутику Мангуп запомнился своими тарапанами (это выдолбленный в камне девайс для давки винограда), цитаделью и местом с видом и тишиной столь сногсшибательными, что описанию печатным словом не поддаются.

Из мужского источника все испытывающие жажду хлебнули по дороге домой. И, вот сюрприз, прямо за поворотом обнаружился кареглазый пастушок с козочками. Вечером сила источника притянула в дамскую комнату ночевать Вадима. По секретным сведениям, это не последнее достижение источника.

К морю

Спустя сутки, команду Очищенных и Просвященных с корками черного хлеба встречали в верхнем лагере громогласным девизом „Больше грязи, толще щеки“. Собрав вещи, распрощавшись, все-таки по доброму, с Айше и полюбившейся всей команде девушкой Зишан, мы отправились в Ялту. Два часа дороги ушло на восстановление истории прошедших суток. Больничный быт нижнего лагеря перемежался мангупскими восторгами верхнего.

С шутками, библиографическими замечаниями и взрывами хохота мы добрались до профилактория им. Кирова, где решили заночевать, а лучше даже дважды. Журнал колонотерапии на ресепшене в свете прошлых суток воспринимался скорее с интересом, нежели удивленным смешком.

После размещения жаждущие до культурного просвещения бутиковцы вместо пляжа, моря и девушек, отправились изучать массандровский дворец. Оставим безумцев до утра наедине со своей жаждой осмотра достопримечательностей, тем более, что завтра большой день — празднование дня рождения компании.

в Массандре

Экскурсовод — это диагноз

Во второй день ялтинского отдыха мы сорвали джекпот в небесной лотерее экскурсоводов. Никитский ботанический сад удалось пройти за два часа (о поверьте, это очень мало). Правда пришлось пожертвовать нашими вопросами и временем на фотографирование. Смирившиеся бутиковцы принимали обильные знания и откликались на „Москва! За мной!“ Восторгами и шуточками делились исключительно в кулуарах шепотом, чтобы избежать оклика «мальчик!» и грозного взгляда.

Тем не менее мы всем составом теперь отличаем кипарис от прочих хвойных и кедр от сибирской сосны, знаем как размножается тис ягодный и почему его нельзя грызть, что это за деревья такие: хлебное, мамонтовое, железное.

Второй чудо-экскурсовод поджидал нашего появления на массандровском винзаводе. Накинувшись на нас по прибытии, она старательно приправляла историю волшебных сладких вин Голицына мизантропическими репризами. «Лучше бухгалтером работать, чтобы вообще людей не видеть» — заключила наша знакомая, сразу после предложения одному из участников экскурсии застрелиться. Стоит, все же, отдать должное ее страсти к винопроизводству: вопросы о портвейне вызывали одобрение и пользовались успехом.

Когда заходит солнце

Со всей неизбежностью наступил вечер — пора воспоминаний, байкотравли и, конечно, подарков. Над нашим столиком в Улице грез развевался не только шарик, подаренный одним из клиент-менеджеров, но и картинки из всех четырех экспедиций, самые трогательные моменты уходящего в мемуары Крыма, пожелания Бутику и идея 15-ой экспедиции — Антарктида.

P. S.

Ялта провожала солнцем и отблесками моря. Москва встречала ливнем. Маньяков всех мастей (горнопрогулочных, пляжно-матрасочных, пятизвездочных) ждем через год для очередного приключения.

 

Фотографии, как обычно, ждут в блоге «Бутиковские истории»